4,4
1094 читателя оценили
866 печ. страниц
2018 год
Читать отрывок
Оцените книгу

О книге

“Дети мои” – новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий “Большая книга” и “Ясная Поляна” за бестселлер “Зулейха открывает глаза”.

Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.

“В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель−Булгу−Су, и ее «мысль народная», как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество…” Елена Костюкович

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171077662

Дата поступления: 24 мая 2018

Объем: 779.7 тыс. знаков

ID: 257135

  1. ksu12
    Оценил книгу

    "Влекомые мечтой о счастье, они отправились в дорогу, прихватив с собой большие надежды и большое мужество. Русские степи оказались и вправду - бескрайними, но предлагали своим обитателям не изобилие и радость, а изнурительный труд и суровую борьбу за выживание."

    Очень страшная, глубокая трагическая история о судьбе Немецкого Поволжья в период с 1920 по 1941 год. Якоб Иванович Бах, учитель немецкого языка в школе Гнаденталя, немецкой колонии на Волге, расскажет нам эту историю. Расскажет нам ее онемевшими устами. Поведает свои сказки, поделится своими надеждами, болью, страхом, любовью. Мы узнаем о его любимой, о детях, о годах лихолетья, о судьбе одного из народов огромной страны. Голод, репрессии, мертвецы, небывалые урожаи и одновременно голодные будни, вездесущий страх, отчаяние - вот, что окружало немецкое население на Волге в начале двадцатого столетия.

    Немой немец Бах... именно его онемевшие уста и донесут до читателя и наивную детскую надежду, и веру, и страх, и отчаяние и непонимание той фантасмагории, что творилась в стране.
    "Дети мои" - это литературный памятник, еще одна трагическая страница истории нашей страны, истории народа, который когда-то Екатерина Вторая пригласила для проживания в Россию, трагедия этого народа, его истребление и изгнание с места проживания без права на выбор и надежду.

    Страшное лихолетье это было для всей страны, это всего одна страница летописи страны, но какая пронзительная, какая до боли типичная для того времени.
    Гузель Яхина, по-моему, уже Большой Писатель. Это вторая ее книга, которая запомнится мне надолго, которая побудила искать и читать сведения из истории, касаемые немецкого Поволжья. Через яркие художественные образы, через порой сказовый язык, Писательница передала документальную историческую правду, боль народа и боль за народ.

    Разве я смогу забыть когда-нибудь учителя Баха, плывущего по дну Волги, видящего всех погребенных в ней? А вкус и запах яблок, которыми он выкормит детей? Разве я забуду его сказки? Разве я забуду его детей? Все эти наивные детские сердца, растерянного страной народа?

    "Напиши мне сказку, Бах..."

    Книга удивительная - она суровая и грустная, в ней много любви и щемящей надежды, она вся наполнена детскостью, пропитана болью.

  2. yfnfkbz140594
    Оценил книгу

    Эта книга попала ко мне в руки удивительным образом 20 мая - в День Волги, и именно Волга стала центром этой истории. Сколько маленьких речушек впитала в себя главная река страны, сколько городов и деревень объединила, сколько народов напоила своими водами! Сама я выросла на берегу Вятки, но каждый ребенок у нас знает, что Вятка впадает в Каму, Кама впадает в Волгу, а Волга впадает в Каспийское море.

    Первые несколько страниц я не могла понять эту книгу - странный человек, шульмейстер Яков Бах - одинокий, молчаливый, угрюмый, неприкаянный. Именно его неприкаянность и необычное поведение вначале оттолкнули меня, а слишком напыщенный язык книги, со множеством эпитетов и оборотов, не давал насладиться атмосферой. Но чем дольше я читала, тем сильнее удивлялась и восторгалась, а в конце второй части книги по рукам пошли мурашки. Ну как, как это делает Гузель Яхина? Откуда она берет такие сюжеты? Как ей удается писать вот такие книги?

    Хочу заметить, что большинство моих знакомых оттолкнула аннотация книги, и я с ними согласна. Сказки? Разве они здесь главные? Десятилетия жизни маленькой немецкой колонии в Поволжье, грандиозные события страны: Революция, голод, образование Советского Союза и Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья. Вот что главное! Жизнь небольшого народа на чужой земле, попытки бороться с никому не нужным социализмом и борьба. Борьба за жизнь, за свободу, за родных и близких. Борьба за собственное мнение и за самого себя. Сказки были, да, но они шли отдельной линией, своеобразным способом общения Баха с миром, но никак не основой сюжета.

    Совершенно не понимаю добавления в историю одного героя, видимо, для отвлечения внимания, раскрытия истории со стороны власти и правительства, пояснения поступков и оправдания руководства страны. Вообще, жизнь и поступки Его, не вызвали у меня никакого интереса, и я бы с удовольствием вырезала всё это из текста, но это уже мое сугубо личное мнение.

    А Бах, Бах был прекрасен. Я его не понимала, ненавидела, презирала, поддерживала, ругала... Я пережила с ним все эмоции, и по-моему это самое главное.

  3. Arlett
    Оценил книгу

    Шульмейстер Якоб Иванович Бах - школьный учитель поволжского поселения Гнаденталь (в переводе с немецкого: благодатная долина) до тридцати двух лет жил скучноватой, но размеренной жизнью. По утрам учил детей немецкой и русской речи, письму, чтению и арифметике, после уроков торопливо обедал, тщательно причесывался и быстрым шагом отправлялся на свои обязательные ежедневные прогулки - визиты - напоминавшие обход владений и их обзор внимательным хозяйским взглядом, который подметит любой непорядок. После визитов наступал час вечернего чтения и крепкий сон. Так и жил. Пока однажды не заметил странную тень в своем окне, а чуть позже нашел на своем столе загадочное письмо с приглашением на ужин к некоему Удо Гримму. С этого пахнущего яблоками конверта жизнь тихого шульмейстера Баха встанет на дыбы и начнет выписывать какие-то совсем невообразимые повороты.

    Новый роман Гузели Яхиной «Дети мои», как старинный сундук одного из его персонажей - няньки и экономки Тильды - полон разных вещиц, необходимых в быту и в праздники, которые можно разглядывать, откладывать в сторону, а потом вновь возвращаться и находить новые детали. Каждый найдет себе здесь что-то по душе. Кто-то историю поволжских немецких поселений, кто-то страшную сказку (а настоящие сказки должны быть только такими - страшными) о революции и коллективизации, кто-то роман о маленьком человеке, глазами которого, мы, как в дверной глазок, подсматриваем за всеми событиями, раздиравшими земли и людей в то время. И каждый этот взгляд будет справедлив, каждый верен и точен.

    Для меня же эта книга стала в первую очередь монументом отношениям родителей и детей. Здесь, на этих страницах проступает всё трудное, горькое счастье этого большого пути - вырастить нового человека. Этот путь пройдет траншеей через всё тело родителя, скрутит страхом кишки, истреплет нервы, истерзает сердце беспокойством и придавит его невозможно огромной любовью, сдавит горло слезами гордости и тревоги, сожмет судорогой пальцы, которые захотят прижать маленькое тело к себе и не отпускать никогда в этот безумный мир, полный опасности и обидчиков. После этого пути невозможно не измениться, ты уже другой человек. Эта обычная метаморфоза, на которую никто особо не обращает внимания в силу ее обыденности, заберет из человека все силы, но даст крылья, а если потребуется - даже сделает героем. Быть родителем - это ежедневный подвиг: ты больше не принадлежишь себе, ты теперь живешь и дышишь ответственностью за другого человека. Сначала ты должен найти в себе силы дать ему жизнь и всё, чтобы он смог стоять в этом мире на своих ногах, а потом, несмотря на боль в груди и кровь, бьющуюся в висках, отпустить на свободу. На этих страницах объемной фигурой, как раньше в детских книжках сказочные теремки, разворачивается печальная истина: сначала маленькие дети нуждаются в родителях, а когда родители начинают нуждаться в детях - мир их забирает, это нормальный, естественный ход вещей. Приходит время не мешать и отойти в сторону, чтобы быть безмолвным наблюдателем и лишь протягивать руку помощи, когда она снова будет нужна.

    6 житейских педагогических правил Якоба Ивановича Баха из нового романа Гузели Яхиной «Дети мои»:
    - Любить - не значит баловать. Строгость нужна подрастающему ребенку, как младенцу пеленание;
    - Игрушек может быть немного, важнее и интереснее исследовать окружающий мир;
    - Не стой на пути любознательности и жажды знаний;
    - Приучай ребенка помогать тебе по дому, у него должны быть свои посильные обязанности;
    - Не заставляй ребенка любить то, что нравится тебе (музыку, книги и т.д.);
    - Позволь самому выбирать друзей (даже если они тебе не нравится), если от этой дружбы нет вреда и опасности.

  1. Мир распадался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались.
    5 июня 2018
  2. Лишь ограниченные умы могут полагать, что исторические события вершат личности. Историю движут идеи. Они не только овладевают массами и приобретают необходимый общественный вес; они облекаются в плоть и кровь конкретных, не всегда подходящих для этого людей.
    30 июня 2018
  3. Вот он, главный наш враг: вбитые в голову слова, вбитые в голову мысли! Тысячи слов, крытых пылью и паутиной. Тысячи мыслей, настолько изветшалых, что они уже начали разлагаться внутри черепной коробки…
    16 июня 2018